Николай Литвяков о погибшем сыне, легендарной встрече с Йожефом Сабо и клубе любителей футбола

Очередным гостем рубрики «Разговор без микрофона» клинцовской газеты "Ваше личное Дело" стал один из самых уважаемых людей в спортивном мире Клинцов Николай Литвяков.

Пятнадцать лет он возглавлял городской спорткомитет. При этом его управление спортом пришлось на то время, которое сейчас принято называть «лихим» и «бедным» в противовес нынешнему «богатому». Однако Николай Петрович смог в те годы организовать тысячи спортивных мероприятий, многие из которых золотыми буквами вписаны в историю клинцовского спорта. Но об этом мы подробнее поговорим во второй части интервью.
В нулевые годы Николай Литвяков на целое десятилетие отошел в сторону от клинцовского спорта, уезжал на заработки в Москву. Но три года назад он снова проявил свои потрясающие организаторские способности и вместе с единомышленниками возродил городской клуб любителей футбола (КЛФ). Получается, что поводов для встречи с Николаем Литвяковым у нас было достаточно. Но время мы выбрали не случайно. Два года назад о Литвяковых узнал весь город, даже люди, далекие от спорта. 25 декабря 2016 года в авиакатастрофе возле Сочи разбился легендарный хор Александрова. В составе ансамбля выступал замечательный вокалист — Дмитрий Литвяков, сын нашего сегодняшнего героя. Обойти эту тему было невозможно. Врагу не пожелаешь того, что пережила семья Литвяковых за эти два года. Но в их доме и сегодня царит доброта. Вы бы видели, как любит дедушку семилетний внук Павел — сын дочери Людмилы. За время интервью он несколько раз подбегал к деду — крепко обнимал и целовал его.

Турнир памяти Дмитрия Литвякова

— Николай Петрович, мы встречаемся накануне турнира по мини-футболу памяти Дмитрия Литвякова, Вашего сына. Я знаю, что Вы начали подготовку к нему чуть ли не сразу после прошлогоднего турнира. Все уже готово?
— Да, все готово на сто процентов. Даже куплен венок, который в день турнира, 22 декабря, утром, мы повезем на кладбище на могилу Димы. Подписана лента к венку. Приобретены кубки, медали и грамоты. Будут призы и игрокам в отдельных номинациях. Наш турнир уникален тем, что кубки получают даже команды, не попавшие в тройку призеров. Открытие турнира назначено на 10:30.

— В прошлом году на турнире выступали четыре команды. Почему решили расширить состав участников?
— Ребята хотят больше поиграть, в прошлом году у каждой команды было по две игры, теперь все сыграют по три матча. Прибавились сильные команды. Состав участников будет еще более солидный. Матчи пройдут в формате по 12 минут каждый тайм.

— Какие команды примут участие в соревновании?
— Будет две группы по три команды. В одной сыграют: Клуб любителей футбола, Брянская шинная компания и КИПК. В другой группе выступят сборная 
Клинцовского района, команда воинской части и команда ветеранов Клинцов.

— Первый турнир был отлично организован. Второй турнир будет еще лучше?
— На высоком уровне. Все готовы, все ждут турнира, постоянно звонят. Все хотят, чтобы турнир стал еще лучше.

— Кого приглашали на турнир?
— Пригласили представителя областного военкомата, будут представители городской администрации, молодежного отдела. Также выступит товарищ Димы, который когда-то пел с ним, сейчас он работает в нашей воинской части. Хочу подчеркнуть, что турнир организует клуб любителей футбола. Но у нас есть и помощники.

— Администрация города помогала?
— Если обращаться и просить администрацию, то зачем тогда клуб любителей футбола? С другой стороны, если бы они захотели помочь, то могли бы и сами предложить. Я показал положение о турнире Виктору Кленовому, но помощи он не предложил. А становиться на колени и просить… Это не в моих правилах.

— А с залом проблем не было?
— Нет, за это хочу сказать спасибо директору ФОК «Солнечный» Ольге Доманчук, которая сразу сказала, что проблем не будет. За нами оставалось только найти медработника и организовать озвучивание мероприятия.

— За зал ничего не платили?
— Нет, за это спасибо и начальнику отдела образования городской администрации Жанне Бурнос.

— Команда созданного Вами клуба любителей футбола на прошлогоднем турнире заняла лишь третье место. Вас это расстроило? Какие цели команды КЛФ на предстоящий турнир?
— Когда выигрываешь бронзу, то получаешь медали с золотым отблеском. Я верю, что в этом году команда КЛФ выиграет первое место. Пусть только попробуют не выиграть.

Дима

— Расскажите о сыне. Когда в нем открылся музыкальный талант?
— Когда мы посчитали по крови и были почти уверены, что у нас родится сын, я мечтал, чтобы он стал футболистом. Когда Дима родился, называл его Динамочкой. Он на девять лет младше моей дочки Людмилы. Сам я не стал великим футболистом, работал тренером. Однажды я возвращаюсь из командировки и говорю супруге Татьяне и теще, что сына надо отдать в спортшколу. А они отвечают, что он уже поступил в музыкальную школу.

— Сколько лет ему было?
— Шесть лет, все экзамены сдал на пятерки. А с пяти лет он уже пел песню «Вернисаж» на концерте, также на одном из городских мероприятий исполнил «Прекрасное далеко».

— Это лучшая песня на русском языке…
— В музыкальной школе он играл на аккордеоне. Я ездил покупать его в Калугу, в Клинцах этот инструмент купить было нельзя. Но вообще Дима занимался вокалом, имел несколько наград. Сын награжден медалью за вклад в развитие военной музыки «Генерал-майор Александр Александров», медалью «65 лет освобождения Брянской области», памятным знаком «100 лет генерал-майору Борису Александрову» и другими наградами.

— Спортом занимался?
— Он очень любил спорт, интересовался им. Сам тоже играл во дворе в футбол, но не на высоком уровне. Да и здоровье не позволяло заниматься спортом на профессиональном уровне. Друзья Димы установили на кладбище, возле его могилы, мяч, на котором написали: «Мы на гитаре тебе подыграем». И подписали: «Ребята с нашего двора». Дима очень любил футбол, болел за «Зенит». Это же он помог клубу любителей футбола с покупкой билетов на матчи Кубка Конфедераций, который прошел летом 2017 года в России, когда Димы уже не было с нами. Со всех своих поездок на гастроли он привозил мне сувениры на футбольную тематику, чаще всего мячи и шарфы. Когда я тренировал детей, то он часто ездил с нами, играл с ребятами в футбол. Но все равно еще больше его тянуло к музыке.

— Как Дима попал в ансамбль Александрова?
— Он учился в Орле в музыкальном институте, где с ребятами выступал в группе. Они выступали на конкурсах, а однажды неожиданно для себя заняли второе место на конкурсе в Москве. Их заметили. Из ансамбля Александрова приехали прослушать вокалистов в Орел. Забрали сразу шесть человек, в том числе и Бориса Сулейманова из Новозыбкова. Вдвоем ездили, вдвоем жили и вдвоем погибли. Борис же не должен был лететь вместе с Димой. Несколькими часами ранее был другой рейс, на котором он должен был лететь.

— Я читал, что Борис опоздал на этот рейс.
— На самом деле он просто хотел лететь с Димой и для этого немного схитрил, они договорились вместе ехать на машине в аэропорт.

— Диму пригласи в ансамбль еще во время учебы?
— Он уже заканчивал институт. Ребят забрали в армию, они служили при ансамбле, а Димку взяли вольнонаемным.

— Много путешествовал с коллективом?
— Объездили около 40 стран. Их приглашали в разные уголки планеты. Однажды они месяц прожили в Канаде. Выступали на Кубе, в Китае, всю Европы объехали. Я спрашивал, когда уже в Австралию поедете? А он ответил, что пока не планировали.

— Где больше всего понравилось?
— В Чехии. Я поинтересовался, почему Чехия. Супруга не знает про это (смеется). А он ответил: «Пап, ты не представляешь какое там пиво!» При этом он вообще не любитель спиртного. Бокал, как он сказал, на наши деньги стоил около 200 рублей.

— Да, попробовав раз бельгийское пиво, я понял, что этот напиток может быть вкусным…
— Точно. Он мне сказал: «Пап, ты бы попробовал это пиво, а ты любишь и этот напиток, и другие (смеется), ты бы упал».

— Где Вы находились и что делали утром 25 декабря 2016 года?
— На работе. Пришел на смену, поменял брата жены Евгения. Включил новости, увидел, что разбился самолет с ансамблем Александрова. Но Дима же нас обманул, не хотел тревожить. Сказал накануне, что летит в Сербию, я еще подумал, что это нормально.

В разговор включается Татьяна Николаевна, супруга Николая Петровича:

— Муж позвонил, сказал мне, что разбился хор Александрова. Я включила телевизор, начала плакать, так жалко ребят было. Их же обычно делили на разные группы, которые могли лететь в разные места.
— Николай Петрович, получается, что ни Вы, ни супруга на тот момент ничего не понимали?
— Даже и мысли никакой не было, что Дима мог быть в этом самолете. Я пришел на работу абсолютно спокойным. Как раз перед этим в Сербии побывал Путин. Я подумал, что и их пригласили, может, по этому поводу. Думаю, выступят и домой. Он сказал, что они летят на один день. А потом Татьяна позвонила Валентине, жене Димы. Она и сказала нам, что он полетел в Сирию… Здесь был крах полнейший, слезы… Пришлось ехать в Москву.

— Были ли накануне какие-то плохие предчувствия?
— У меня бывают предчувствия, но тогда не было никаких. На работу шел довольный. Я уже строил планы, поскольку Дима сказал, что они с Борисом приедут на машине домой на Новый год.

— В прессе писали, что из всех погибших нашли только двадцать тел и многочисленные останки. Дима был среди этих двадцати человек?
— Да, его похоронили 16 января 2017 года на Зубовском кладбище в Клинцах, на центральной аллее в почетном ряду. Погибшие, чьи тела обнаружили в ходе поисково-спасательной операции, сидели ближе к кабине пилота. Двенадцать человек не нашли вообще. Похоронили их только через год по просьбе родственников. Как нам сказали в храме, душа куда-то должна прилетать. Их похороны прошли в Мытищах на Федеральном военном мемориальном кладбище. Там им поставили кенотафы (кенотаф — надгробный памятник в месте, которое не содержит останков покойного, своего рода символическая могила — прим. авт.). У многих разбившихся сохранились паспорта. Паспорт Димы тоже уцелел — нам его показали на компьютере.

— Кто ездил на экспертизу?
— Моя дочь Людмила, а я уже поехал забирать его. Но там тоже было не все так просто. Изначально всех хотели похоронить в Мытищах, но родственники были против, поскольку многие живут далеко от Москвы, им было бы сложно приезжать на могилу. Хорошо, что нам разрешили все же похоронить сына в Клинцах. Ездить в Подмосковье на могилу мы бы не смогли. Были проблемы и с формой. Мы писали заявление, чтобы надеть форму, а нам сказали, что она числится на балансе. Привезли уже даже гражданский костюм… Но опять же родственникам удалось добиться, чтобы выдали форму тем ребятам из ансамбля, чьи тела нашли. Там прилетала огромная семья с Дальнего Востока. Во многом это благодаря их усилиям ребят хоронили в форме… А в Мытищах в честь всех погибших также установили стелу.

— Один мой товарищ, близко знакомый с авиацией и летчиками, уверяет, что лишь мизерный процент авиакатастроф происходит из-за ошибок пилотов, природных факторов и технических неисправностей. Спорное мнение, но оно бытует среди летчиков, что уж там говорить… 31 мая 2017 года Минобороны России сообщило, что возможной причиной катастрофы является ошибка командира воздушного судна. Говорилось, что летчик перепутал рычаги. Вы верите в это?
— Нет, в эту версию мы не верим. Мы не можем ничего утверждать на сто процентов, делать громкие заявления. Мы не эксперты. Да и расследование еще официально не завершено, так что версия про ошибку опытного пилота — неокончательная (согласно данным Википедии, 3 декабря 2018 года стало известно о продлении срока расследования до 25 марта 2019 года — прим. авт.). Скажу, что родственники погибших склоняются к другим версиям причин катастрофы. Надеемся, что со временем правда станет известна всем.

— Ранее Дима в составе ансамбля бывал в «горячих точках»?
— Нет. Они были в Чечне, но военных действий там в это время уже не велось. Дима в ансамбле с 2009 года.

— На Ваш взгляд, Академический ансамбль песни и пляски Российской Армии имени А.В. Александрова должен был лететь в Сирию? Или без этого можно было и обойтись?
— Мы считаем, что делать им там было нечего. Без этого можно было обойтись.

— В ансамбле были не только военнослужащие?
— Конечно, нет. Военнослужащих там было совсем немного, единицы. Дима тоже был гражданским, вольнонаемным. А вот Борис Сулейманов был военным.

— Они могли ослушаться приказа лететь в Сирию?
— Там подписываешь контракт, по которому ты подчиняешься начальнику ансамбля. Каждый год контракт переподписывали. Люди, как правило, попадают в этот ансамбль после института, а не из армии. Полетели все по приказу.

— Но ведь на тот момент нам говорили, что российские военные не участвуют в боевых действиях, а, значит, речь о поддержке боевого духа идти не должна была.
— Диме и всем, кто разбился, вручили медаль «Участнику военной операции в Сирии». Но самое удивительное, что приказ о награждении этой медалью был подписан 23 декабря 2016 года, за два дня до гибели самолета. Как это понять?

— Как пережить такое горе отцу, матери, жене?
— Очень сложно… Для нас он остался живой. Мы решили так, что он уехал в командировку. Плачем…

— Сколько лет Вашему внуку Матвею, сыну Дмитрия?
— В феврале будет три года.

— Он задет вопросы о папе?
— Спрашивает у своей мамы, где папа. Валюша ему рассказала, что папа на небесах. Если у него спросить, кому мы везем цветы, когда едем на могилу, то он ответит, что папе Диме. Он, конечно, еще ничего не осознает. Когда осознает, будет плохо… Нам тяжело, а ему будет еще тяжелее, когда поймет, что случилось с папой.

О КЛФ и удивительной истории знакомства с легендарным Йожефом Сабо

— 12 декабря исполнилось ровно три года со дня основания клуба любителей футбола — уникальной в наше время организации. Расскажите, как Вам пришла в голову идея о создании Клуба?
— Это даже не моя идея, мне ее подсказал Егор Быков. Он напомнил, что когда-то в Клинцах был клуб любителей футбола. Да, был, возглавлял его Илья Магидов. Также в него входили Виктор Сехин, Виктор Пугачев и я. Сехин входит и в состав нынешнего клуба. А тогда собирались мы в ДК в кабинете у Пугачева. Клуб зародился в 1986 году, когда я стал работать в городском спорткомитете. Я пришел к Магидову и предложил создать клуб. Так все и завертелось.

— Тогда вы тоже ездили на матчи в другие города?
— Мой друг учился в Киеве, в институте пищевой промышленности. «Динамо» (Киев) весной 1986 года предстоял матч Кубка обладателей кубков с венским «Рапидом». Я предложил соратникам по клубу съездить на матч. Идею поддержали. Звоню, говорю: «Олег, купи нам 25 билетов». Он так удивился, переспросил: «Сколько?» Билет стоил 1 рубль 50 копеек. Стали собираться, кто-то сразу не отдал деньги, взяли других людей. Потом те, кто изначально не отдал деньги, тоже решили ехать. В итоге набралось человек 40, целый «Икарус». Те, кому билетов не хватило, покупали их уже с рук в Киеве втридорога. После этого я сказал, что так быть не должно — надо, чтобы люди вступали в клуб, чтобы было все организовано, покупались билеты, все желающие ездили на матчи. Так и зародился клуб. В 1987 году мы получили грамоту отдела культуры за организацию клуба любителей футбола. Она у меня сохранилась, сейчас покажу (Николай Петрович достал альбом, где были фото первого состава клуба из пяти человек, а также та самая грамота за подписью Геннадия Мартыненко — прим. авт.).

— Клуб распался вместе с СССР?
— Именно так. Как только исчез Советский Союз, так и исчез клуб. Я еще ездил в 1987 году в Киев на полуфинал Кубка чемпионов, в котором «Динамо» (Киев) играло с португальским «Порту». Мне Йожеф Сабо сделал тогда билеты (Йожеф Сабо — советский футболист и украинский тренер венгерского происхождения, выступал на позиции полузащитника. Заслуженный мастер спорта СССР, заслуженный тренер Украины. Пять раз возглавлял киевское «Динамо», дважды был наставником сборной Украины — прим. авт.).

— Отсюда, пожалуйста, подробнее. Как Вы познакомились с легендарным Йожефом Йожефовичем?
— Через киевского друга. Я спросил у него, как мне познакомиться с Сабо. Он смог узнать его номер телефона. Звоню, представляюсь: «Йожеф Йожефович, Вам звонит председатель спорткомитета города Клинцы Брянской области Николай Петрович Литвяков. Я болельщик «Динамо» (Киев). Хочу попасть на полуфинал с «Порту». В трубке молчание. После паузы он говорит: «А Вы читали в газете «Советский спорт» о том, сколько заявок со всего Союза на этот матч?» Я отвечаю: «Читал, знаю, что поступило восемь миллионов заявок. Но я всю жизнь болею за киевское «Динамо», я очень сильно люблю футбол и мечтаю попасть на этот матч». Сабо отвечает: «Литвяков из Клинцов, в день матча Вы приезжаете ко мне в офис ровно в девять утра, ни секундой раньше, ни секундой позже. Попадаете ко мне в кабинет, я выдаю вам два билета. Все?» Отвечаю: «Все!» Бум, и положил трубку.

— А кем он работал в то время?
— Председателем общества «Динамо» на Украине. Потом я несколько раз ему звонил, но он не ответил. Такой ажиотаж в те дни царил!

— И Вы поехали на свой страх и риск?
— Гарантии же никакой нет, а ехать надо. Вдруг повезет. Надо добраться до Киева, найти его контору. Со мной в спорткомитете работала Нина Рыбакова. Я знал, что ее муж недавно купил «Ниву». Предложил ей съездить в Киев, сказал, что мне пообещали два билета. Она спросила»: «Куда?» Ответил, что на матч «Динамо» с «Порту». Говорю, что мне Сабо пообещал два билета, но надо быть в 9 утра у него в офисе. Она покрутила пальцем у виска.

— На ее месте так поступил бы почти каждый. 8 миллионов заявок…
— Оставались три недели до матча. С кем ни говорю, никто не соглашается на эту авантюру. Тут вдруг приходит муж Рыбаковой — Виталий — и говорит мне: «Поедем. Но ты на сто процентов обещаешь мне, что достанешь билеты?» Я говорю: «Какие сто процентов?»

— Хорошо, если 1%…
— Но все-таки решились. Договорились, что выезжать из Клинцов будем в 4:30, чтобы успеть к девяти к Сабо. 370 км до Киева. С нами еще поехала подруга Рыбаковой. Они за продуктами, а мы на футбол. Бьем по газам, едем за 100 км/ч. За Черниговом на повороте превышаем скорость. Нас тормозят, штрафуют на 25 рублей. Виталий поворачивается и говорит мне: «Следующий штраф платишь ты». Я согласился, уже и настроение упало, и билетов уже не хотелось. Думаю, что не успеем. Приезжаем в город Бровары перед Киевом. Выхожу, спрашиваю у мужчины, как проехать. Он нарисовал целую схему. Снова несемся. В 8:45 нашли закоулок, куда нужно было повернуть. Приехали к обществу «Динамо» в 8:55. Забегаю в коридор, где кабинет Сабо. Сидит секретарша и человек 30 с дипломатами, сумками. Ждут аудиенции. Смотрю на часы — без трех минут. А я такой скромный. Думаю про себя: «Все, пролетел». А внизу меня ждут друзья с билетами. Решаюсь идти напролом. Все кричат, секретарша хватает меня. Я ее оттеснил, зашел и захлопнул за собой дверь!

— Ну, дела!
— Захожу. Сабо сидит за столом в очках. Поднимает голову, спрашивает: «А Вы кто?» Отвечаю: «Литвяков из Клинцов». Он посмотрел на часы, в этот момент стрелка показала ровно 9:00. У него сползают очки. Он выдает мне: «А чего ты дома футбол не остался смотреть, зачем тебе ехать сюда?» Говорю: «Я люблю «Динамо», ради него приехал». Йожеф Йожефович говорит: «С Вас три рубля». А когда в Броварах я спрашивал, как проехать, то мне сказали: «Куда вы едете? Разворачивайтесь. Билет в переходе стоит 500 рублей!» Дрожащей рукой отдаю Сабо три рубля за два билета. Он предложил еще взять лотерейные билеты, разыгрывался автомобиль. Я говорю: «Десять!» Он отвечает, что я первый человек, который берет столько много. Отдаю ему еще десять рублей за лотерейные билеты, благодарю его, забираю билеты и выхожу. Шел по коридору снова по прямой, никого даже не видел, как в тумане. Выхожу, Виталий спрашивает: «Что, пролет?» Показываю билеты. Все в шоке. Нина Васильевна и ее подруга Надежда говорят: «Давайте продадим! За 1000 рублей мы вывезем пол-Киева. Приедем домой с кучей подарков, вещей и тортов». Виталий ответил, что нет, пойдем на футбол. Тут уже и дамы захотели на футбол, увидели, сколько болельщиков, какой ажиотаж перед матчем. Первый в истории советского футбола полуфинал Кубка чемпионов. Проходим на трибуны, у нас второй ярус и места прямо по центру поля. Шикарно. Мы довольные. Виталий говорит: «Даже и 1000 рублей — это все ерунда! Главное, что мы с тобой на футболе!» Жаль, «Динамо» проиграло тогда и дома, и в гостях (1:2) и не вышло в финал. До сих пор думаю: «А был ли я на той игре?» Но есть билет, наклеен в альбоме, стоимость — 1 рубль 50 копеек.

— Хорошие времена были. Сейчас, как сказал мне один из героев нашей рубрики, к людям такого масштаба надо записываться на прием за полгода до встречи… Вернемся к нынешнему созыву клуба любителей футбола. Давайте начистоту. Даже после первого заседания у многих его членов оставались сомнения, выживет ли клуб. А у Вас были такие сомнения?
— Нет, на первом заседании мне понравились лица ребят. Я почувствовал, что Егор Быков, Евгений Стародубец и многие другие будут в клубе всегда. Конечно, были и те, кто пришли, чтобы получить членский билет. Например, Владимир Раввин. Получил и исчез. Но костяк остался. На прошлом заседании я сказал: «Чтобы у нас появились новые члены клуба, надо идти в школы, говорить со старшеклассниками».

— Вы удовлетворены тем, что сделано за эти три года?
— Да, не ожидал, что мы добьемся таких результатов. Мы выезжали на крупные соревнования — отборочные матчи чемпионата мира, Кубок Конфедераций, поединки Лиги чемпионов. Изначально думал, что создадим клуб, будем собираться, общаться, смотреть фильмы про футбол, ходить на игры в Клинцах. Максимум, на матчи чемпионата России. А мы пошли гораздо дальше. Да, на чемпионат мира в России мы организованно не выезжали. Но представитель клуба Дмитрий Галаганов с супругой побывали этим летом в Санкт-Петербурге на матче мундиаля Нигерия — Аргентина. Конечно, главное достижение, за которое отдельное спасибо сыну Диме, это поездка в 2017 году на матч Россия — Португалия. Сразу восемь членов клуба побывали на нем. А ведь там тоже был огромный ажиотаж, миллионы заявок со всей страны. Когда сидел на трибуне, спросил у соседа, за сколько он покупал билет. Говорит, что повезло, удалось случайно купить билет за 6500 рублей. А я сказал, что за 17 тысяч брал (смеется). Если бы я ему сказал правду, что мы купили билеты всего за 960 рублей, он бы там и упал! А вот с чемпионатом мира нам не повезло, при жеребьевке билетов мы несколько раз оказались, что называется, в пролете.

— Сколько сейчас участников в клубе, каковы их обязательства?
— Около 20 человек. На заседаниях присутствуют 10-12 человек. Я устраиваю показ фильмов. В летнее время собираемся больше на стадионе, где болеем за ФК «Клинцы».

— Что нужно сделать, чтобы вступить в клуб?
— Самое главное — это любить футбол! Но и хочется, чтобы люди приходили в клуб с какими-то идеями, предложениями. Взнос у нас — 100 рублей в месяц. Деньги идут на поездки на матчи. Также выделили определенные средства сейчас на турнир памяти Дмитрия Литвякова.

— КЛФ имеет собственную команду. Но, как справедливо заметил Виктор Курилов, это не столько команда клуба, сколько команда при клубе. Причина, скажем так, возрастной уровень участников клуба. Вас не смущает, что состав этой команды серьезно изменяется от турнира к турниру?
— Нет. Если кто-то играет за команду при КЛФ, то я считаю его членом клуба. Если хорошие футболисты соглашаются играть за клуб, значит, они либо уважают его председателя, либо само название клуба.

— Команда КЛФ добилась в этом году определенных успехов. Расскажите об этом.
Я просто не ожидал. Летом команда КЛФ заняла второе место на первенстве Клинцовского района, где участвовали восемь команд. Как приятно было получить этот Кубок! Дальше — больше. Команда сенсационно выигрывает традиционный турнир памяти Героя России Валерия Шкурного. Это был фурор. Как ребята смогли обыграть ФК «Клинцы» и почти непобедимую на этом турнире команду из Гомеля?! После победы (1:0) над сборной города я сказал Евгению Стародубцу: «Ущипни меня, это не сон?» Как я был доволен. Это сказка!

— В каких направлениях, на Ваш взгляд, клубу любителей футбола нужно развиваться?
— Я уже сказал про необходимость идти в школы, колледж. Если ученики школ придут в клуб, то взнос для них будет символический. Скажем, 20 рублей. Пускай даже в год. Для студентов — 50 рублей в год. Сделаем для них членские билеты. Даже если из ста пришедших останутся надолго в клубе пять человек, это уже будет отлично. И еще. Я давно хотел провести летом уникальный турнир, какой делают в Венгрии. Там играют школьники, дворовые команды. Это соревнование по пробитию пенальти. В команде по 11 человек, каждый бьет по одному 11-метровому удару. Главный приз за первое место — 11 мячей. Команды скинулись по 100 рублей — вот и призовой фонд. Составляем сетку и играем все лето. Это быстро и интересно. Вот и новое мероприятие — развитие клуба любителей футбола.